«ЕВА» — ГЮЛЬШАН ТОФИК ГЫЗЫ

Posted by admin on 01.04.2013 in Проза

Ева

 

ГЮЛЬШАН ТОФИК ГЫЗЫ 

ЕВА

«Нурлан»

Баку — 2010

Гюльшан Тофик гызы. Ева.

Баку, «Нурлан, 2010. 

 

ЕВА

 (ПОВЕСТЬ)

ЧАСТЬ 1

Евочка еще не родилась, когда ее отец, выпускник военного училища, был направлен на службу в Монголию. Едва ребенку исполнилось полгода, юная мамаша, оставив дочь на попечение бабушки, уехала к мужу. Представление о стране и условиях жизни, где молодой семье предстояло провести ближайшие шесть лет, было туманным. Вот и воспротивилась бабушка отъезду малышки в « дикие степи блохастых кочевников». Не  отдала ребенка.

- Пообживетесь, — отговаривала она дочь, — наладите быт, тогда и за ребенком приедешь. Неизвестно еще, каково придется, по гарнизонам мыкаясь. Там, поди, и коров нет, одни кони кругом! Как же ребенку без молока?

- Я слышала, что кобылье молоко первейшее лекарство ото всего, — пыталась возражать дочь.

- Верно. Это монгольченку конь и еда, и питье, и одежда, и лекарство. А нашим деткам – лямбли в печени! Моя бы воля, и тебя не отпустила б. Ну, да  Бог с тобой. Езжай сама. Евочка подрастет, там видно будет.

Молодая мамаша уехала к мужу. Евочка осталась с бабушкой. Она подрастала в любви и ласке, не ведая печали и не имея представления о слове «нельзя». С родителями была знакома по фотографиям и письмам, которые бабушка читала вслух. Но через четыре года пришла беда – бабушка внезапно тяжело заболела, и пришлось срочно вызывать дочь. Зятю – офицеру до окончания службы в Монголии оставался еще целый год, и Евочкина мама приехала одна. То есть, не совсем одна. Через месяц ей предстояло родить. Пришлось договориться с жившей по соседству дальней бабушкиной родственницей, чтобы та перебралась к ним и помогала.

Через неделю после приезда дочери Нуре-ханым стало совсем худо, и ее увезла «Скорая». А еще через неделю она умерла. Но Евочке вся суета, сопряженная со смертью, похоронами и поминальными хлопотами, была непонятна. Для девочки, привыкшей к присутствию единственного человека, который ее любил и был той призмой, через которую воспринимался окружающий мир, все вокруг стало слишком сложным и почти враждебным. Дом, неожиданно заполнившийся множеством незнакомых людей, плач взрослых теть, грохот кастрюль и нескончаемая возня на кухне пугали и раздражали малышку. Она стала капризной и плаксивой. Тетя Эльмира знала не много способов успокоить ребенка. Если девочка особенно досаждала нытьем или непослушанием, успокаивала ее цветными леденцами из круглой жестяной коробки. Когда и это не помогало, грозилась позвать маму (!). Верный прием: ребенок никак не мог привыкнуть к чужой тетеньке с большим животом, заплаканными глазами и распухшим носом. Евочка боялось ее больше милиционера, которым изредка припугивала бабушка. Почему эту тетю, похожую на матрешку, нужно называть мамой? Она и на руки – то ни разу не взяла. А какой у нее огромный и противный живот! Она совсем не похожа на ту, фотографию которой показывала бабушка. Та красивее в сто раз. В прочем, и молодой маме, озабоченной неожиданным горем кучей внезапно свалившихся на нее проблем и предстоящими родами с их новой кучей проблем, было совершенно безразлично, как ее станет называть маленькая плакса, которую полагалось любить – ведь это ее дочь. Как же трудно любить ребенка, если не ощущаешь к нему никакой привязанности! Да Бог с ней, пусть называет как хочет. И девочка начала обращаться к ней по имени – Ася. Ася не возражала. Их обеих это устраивало.

Однажды ночью Евочку разбудил шум в доме. Почему-то ярко горел свет. А со двора доносился звук мотора и незнакомый мужской голос. Ася, обхватив живот, тихонько стонала. Евочка испугалась, спрыгнула с кроватки, подбежала к матери и ухватилась за ее подол. Но Ася грубо оттолкнула девочку. С трудом переставляя ноги, она вышла в коридор. Через минуту хлопнула входная дверь. Ева стояла, впившись зубками в сжатые кулачки. Она готова была пуститься в рев, но тут вошла тетя Эльмира и стала успокаивать ее.

- Иди спать, детка. Зря тебя разбудили, — женщина вздохнула. – Вот ведь как бывает в жизни. Боженька забрал твою бабушку, зато даст тебе взамен братишку или сестренку. Ты бы кого хотела, братишку или сестренку?

- Никого! Пусть твой Боженка лучше вернет мою бабушку. Зачем она ему? Он что, маленький?

- Так нельзя говорить, доченька. А то Боженька на тебя рассердится, — тетя Ельмира не знала, что ответить. Она уложила Евочку в постель, поправила подушку, укутала одеяльцем. Женщина  озабоченно качала головой и вздыхала. – Если тебе страшно, я оставлю свет включенным.

- Оставь… – Евочка отвернулась к стене. – Если хочет, пусть и Асю забирает. Она нехорошая. У нее пузо, как арбуз. Пусть лопнет! Ба-бах! А там столько мусора, какашек, все разлетится в разные стороны!

- Какая ты злючка! Мама  уехала в больницу. Скоро привезет оттуда ребенка. И ты будешь ей помогать. Ты же уже большая девочка.

Метки: ,

Комментарии закрыты.
Все права защищены (с) 2013 - Официальный веб-сайт писателя-прозаика Гюльшан Тофик гызы
Без письменного разрешения автора, копирование информации, а также заимствование фрагментов текстов для корпоративных целей, использования в Интернет, печатных или электронных СМИ, запрещено.