НАУКА БАБУШКИ ХАВЕР

Posted by admin on 01.04.2013 in Проза, Рассказы

– Ты сейчас в том возрасте, когда видят в ночном небе падающие звезды. Красивое зрелище! Пройдет немало лет, и ты поймешь, наконец, что это всего лишь раскаленные булыжники, – кивая головой как бы в подтверждение своих слов, тихо говорила бабушка Хавер. – Оставшиеся неза­ме­чен­ными мелочи когда-нибудь могут напомнить о себе большими неприятностями.

Бабушка редко с кем– либо подолгу разговаривала. Она не любила «болтливых». Сама говорила тихо, будто  рисуя слова, а не произнося их. Если бабушка заводила разговор, необходимо было сконцентрировать внимание – второй раз она редко повторяла. А все сказанное ею было золотой монеткой, опущенной в копилку, вскрыв которую обретаешь спустя годы немалый капитал.

– Я и сейчас знаю что такое кометы, – возразила внучка.

– Знаешь, знаешь, – согласилась бабушка. – Но то знания от науки. В науках ты скоро преуспеешь. Закончишь школу, институт, книжек разных начитаешься, много чего узнаешь. Но  ученость – эта еще не мудрость. Моя бабушка, светлой памяти Уммн-Лейла, даже грамоте не была обучена. Я и сама ваших закорючек  до сих пор не разберу. Но к бабушке моей многие за советом шли. А после возвращались – с благодарностью. Ты видела, как текут реки? Они бегут от своего начала, наполняясь от раз­ных источников: горных снегов, небесных дождей, клю­чей, ручейков, мелких речушек, не гнушаясь, ни мутными, ни грязными. Всякая вода наполняет реки, делая их большими! Так и мудрость человека наполняется не только ученостью, но и наблюдательностью, воображением, памятью, ошиб­ками и проступками, покаянием. Молодые люди могут быть очень образованными. Но лишь к старости приходит муд­рость. Да и то не ко всем.

      Внучка вновь захотела возразить, но поймав бабуш­кин взгяд, остановилась. Она поняла, что может отбить у нее охоту к беседе. Это было бы не простительно– в «копилку» не опустилось бы несколько «ценных монет».

      День был ясный и солнечный. В такие дни принято сти­рать ковры, перемывать, сушить и взбивать шерсть. На террасах растянуты куски брезента и разложена шерсть для просушки.

– Хавер-хала, почему Вы не стираете? Я помогу Вам! – участливо спрашивает соседка Пюста.

– Спасибо, дочка, – отвечает бабушка Хавер. – Я уж обож­ду. И тебе не советую. Все равно дождь будет, и весь труд насмарку.

– Какой еще дождь? – смеется Пюста. – Смотрите, какое небо чистое! И ни листочка не шелохнется. Такая теплынь! Самый раз шерсть сушить.

– Как знаешь,  детка я свое слово сказала: будет дождь! – уве­ренно ответила Хавер и попросила внучку принести еще стаканчик чаю. Бабушка сидела на веранде, наслаждаясь майским солнышком, пила чай и перебирала четки. 

– Нене, а почему ты так уверенна, что будет дождь? – спросила внучка, поставив перед ней стакан на синем блю­дечке с золотой каймой. – Непохоже, вроде. И по радио ни­чего не говорили.

– Уж лучше б и молчало ваше радио! Все равно врет через слово, – легонько махнула рукой бабушка. – У меня свои приметы есть. Понадежнее ваших говорящих ящиков. Вон, гляди; видишь мурашки сахар стороной обходят?

Бабушка показала глазами на маленький кусочек коло­того сахара, оброненного внучкой. Вереница муравьев тяну­лась к краю веранды и оттуда вниз, исчезая за выступом.

– Ну, и что?

– А то ! Спешат они, раз не манит он их. Муравьи слад­кое любят. Но его они едят на месте, – с собой не унести. Раз не стали «есть», значит совсем  скоро погода переменится. Можешь проверить.

– Как? – пожала плечами внучка.

– Брось им на пути хлебных крошек. Девочка пок­ро­шила кусочек печенья рядом с муравьиной тропой. Нес­колько насекомых тут же отделились от  строя, потрогали их усиками и, подцепив крепкими челюстями, вновь прим­кну­ли с ношей к общему потоку.

– Убедилась? А на сахар время терять не могут. Значит, совсем скоро погода испортится. Ты лучше сними белье с веревки, пока снова не намокло.

Внучка, в отличие от соседки Пюсты, бабушкиным сло­вам доверяла безоговорочно. Она сняла с бельевой ве­ревки ее черную атласную юбку, малиновую блузу с гол­убой вышивкой по вороту и большую бабушкину банную сары-гятифя.

– Ай, Хавер-хала, если б все было так просто, для чего существовали бы синоптики? Зачем бы строили кругом метеостанции? Завели бы несколько муравейников, птичек, зверушек– и все дела, – смеялась Пюста. Но Хавер не стала убеждать ее, теряя силы на бессмысленный спор. Она до­пила чай, помогла внучке сложить белье и унести в дом под­нос со стаканами и блюдечками.

 Не прошло и получаса, как небо вздулось невесть откуда взявшимися тяжелыми тучами. Резкие порывы ветра стали скатывать в кучу перемытую шерсть, сбрасывая и загоняя ее клочьями в угол двора. За гулкими раскатами грома одна за другой, молнии штыками вонзались в гори­зонт, будто прощупывая его слабые места. И вдруг– как хлы­нет! Соседки, кляня шайтана (а причем, собственно, он-то?) сбивали в узлы намокшую шерсть и тащили под навес тяжелые, разбухшие от воды паласы. Хавер-хала, конечно,  слышала шум дождя и суету во дворе, но внимание ее было сосредоточено на полуденном намазе – она совершала бы его, даже случись в тот час землетрясение. А ее внучка смеялась, глядя на залитую водой, пузырящуюся террасу  и снующих по ней мокрых до нитки женщин. 

– Ну, Пюста-хала, как тебе наши мурашки-синоптики?

– Это неправильно, когда говорят, что не стоит об­ращать внимание на мелочи. Иногда мелочи указывают на вещи очень серьезные. Научишься их распознавать – избежишь многих ошибок, – продолжила прерванную бе­седу Хавер-ханум, перебирая рис. Вздохнув, она добавила, – к сожалению, это мало кому удавалось. Сначала не при­даешь мелочам значение, а после бывает поздно…

ВНУЧКА БАБУШКИ ХАВЕР ВСЕГДА ПОМНИЛА ЭТО ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ И, ЗАМЕЧАЯ МНОГИЕ «МЕЛОЧИ», ТАК И НЕ ИЗБЕЖАЛА ОШИБОК. «КОПИЛКА» МУДРОСТИ ВСКРЫТА, И ТЕПЕРЬ ОНА С ГОТОВНОСТЬЮ ДЕЛИТЬСЯ ЕЕ СОДЕРЖИМЫМ С ТЕМИ, КТО ЕЩЕ НЕ ВИДИТ В ПАДАЮЩИХ ЗВЕЗДАХ РАСКАЛЕННЫХ БУЛЫЖНИКОВ.

Метки:

Комментарии закрыты.
Все права защищены (с) 2013 - Официальный веб-сайт писателя-прозаика Гюльшан Тофик гызы
Без письменного разрешения автора, копирование информации, а также заимствование фрагментов текстов для корпоративных целей, использования в Интернет, печатных или электронных СМИ, запрещено.